agias_grafas (agias_grafas) wrote,
agias_grafas
agias_grafas

Categories:

επισπαω

περιτετμημένος τις ἐκλήθη; μὴ ἐπισπάσθω. ἐν ἀκροβυστίᾳ κέκληταί τις;  μὴ περιτεμνέσθω.
Призван ли кто обрезанным, не скрывайся; призван ли кто необрезанным, не обрезывайся. (1Кор.7:18)

Текст больше для мужчин, девушки заходят под cut на свой и страх и риск.
Хороший пример для иллюстрации свободного (сравнивая с нынешним) отношения к низу человеческого тела в древности.



Сама логика стиха подразумевает, что в επισπαω заключено нечто иное, нежели «скрываться». Поменяем местами мысли в стихе для понятности:
«если ты необрезан, то не обрезывайся, и если ты обрезан, то не ...».

Да, именно то, что приходит первым голову. Буквально επισπαω в этом стихе означает восстановление крайней плоти. επισπαω = επι + σπαω = «на + тягивать».


Толкователи либо игнорируют этот стих, либо лаконично комментируют, как например, преп. Иоанн Дамаскин:

Τὸ δὲ, μὴ ἐπισπάσθω, ἀντὶ τοῦ, μὴ ἐκ περιτομῆς ἀκροβυστίαν ποιείτω.
«μὴ ἐπισπάσθω» звучит вместо (означает) «не делайте необрезание из обрезания».

Кроме Оригена. Его такое понимание стиха задевает. Он пишет о том, что священные тексты нужно понимать духовно – и с этим не поспорить. Другое дело, не тот ли это случай, когда стоит понимать не столько духовно, сколько метафорически?

Он дважды поднимает тему этого стиха в своих «О Началах»:

Первый случай:

...Невозможным нужно считать и следующее евангельское предписание: если правый глаз будет соблазном тебе, то его нужно вырвать. Если мы допустим, что это сказано о плотских очах, то как объяснить то, что вина соблазна относится к одному глазу, и именно к правому, хотя смотрят оба глаза? И разве человек не совершает величайшее преступление, если сам на себя наложит руки? Впрочем, может быть, нет ничего такого в Писаниях апостола Павла? Но что означают его слова: быть «призван ли кто обрезанным, не скрывайся»? Если кто потщательнее рассмотрит это изречение, то, во-первых, не покажется ли, что оно высказано не в соответствии с тем, о чем апостол говорил раньше: ведь у него была речь относительно предписаний о браке и чистоте, – и, в таком случае, эти слова приведены, конечно, не к делу. Во-вторых, какой вред был бы, если бы кто-нибудь мог «сотворить себе необрезание», для того, чтобы избежать стыда, какой причиняет обрезание? В-третьих, сделать это даже совершенно невозможно.

ἐπιδιδόντα ἑαυτὸν τῷ ἐπισπάσασθαι;

Второй случай:

Также и апостол повелевает, говоря: быть «призван ли кто обрезанным, не скрывайся» (1Кор. 7.18). Во-первых, всякий желающий увидеть, что апостол говорит это не в соответствии с тою беседой, какую сам он предложил выше: в самом деле, давая законы о браке и чистоте, разве не напрасно он вставил эти слова? Во-вторых, кто скажет, что погрешил бы тот человек, который постарался бы, если это возможно, «сотворить себе необрезание» – ради постыдности, какую народ приписывает обрезанию?

То же ἐπιδιδόντα ἑαυτὸν τῷ ἐπισπάσασθαι;


Любопытно, что в обоих этих случаях он не развивает мысль, и не поясняет как именно понимается им этот стих. Его мнение удалось найти во фрагментарно сохранившемся толковании на послание:

Περιτετμημένος τις ἐκλήθη; μὴ ἐπισπάσθω· ὡσεὶ ἔλεγεν Μὴ ἐπισπάσθω γυναῖκα· ἤδη  περιετμήθη· ἀπέβαλεν γυναῖκα, μὴ γαμείτω ἄλλην. Ἐν ἀκροβυστίᾳ ἐκλήθη τις; μὴ περιτεμνέσθω· οἷον· Ἐν γάμῳ ἐκλήθης; μὴ ἀπόβαλέ σου τὴν γυναῖκα. Ἡ περιτομὴ οὐδέν ἐστι, καὶ ἡ ἀκροβυστία οὐδέν ἐστιν. ἐπεὶ τινὲς οἴονται τὸν ἄγαμον πλέον τι ἔχειν κατὰ τοῦτο τοῦ γεγαμηκότος, τὸν δὲ γεγαμηκότα ἧττόν τι ἔχειν παρ' αὐτὸ τὸ γεγαμηκέναι τοῦ ἀγάμου, θέλομεν, φησί, διδάξαι ὅτι τῷ ἰδίῳ λόγῳ ἡ ἀγαμία ἀδιάφορόν ἐστιν καὶ τῷ ἰδίῳ λόγῳ ὁ γάμος ἀδιάφορό<ν> ἐστιν.

Не хочется его переводить, потому что корректно перевод не прозвучит. Суть его в том, что для него этот стих, как он и говорит в цитациях, является продолжением предыдущих стихов апостола о браке.
Брак – это «необрезание», а безбрачие – «обрезание». И отрезаются в этой аллегории супруга/супруг. Если ты в браке и, соответственно, имеешь супругу/супруга, то ты «необрезанный» от нее/него, если ты безбрачен и нет у тебя супруги/супруга, то ты «обрезанный» от нее/него.

Иначе говоря, мы встретили едва ли не максиму аллегорической традиции александрийской школы. Это перебор, и никто не поддерживал такую традицию толкования, кроме составителя одной из катен VI века.


Его тезис из первого отрывка: «в-третьих, сделать это даже совершенно невозможно» –  все же опровергаем.

После завоевательных походов Александра Македонского (откуда помянутая выше «Александрия», к слову) Ближний Восток подвергся культурному переформатированию. По нему прокатилась волна эллинизации (подарившая, кстати, Септуагинту). Евреев это цунами захлестнуло во II-ом веке до Р.Хр. – о чем повествует вторая книга маккавеев.


Цитация пары статей:

...Иасон [первосвященник!] устраивает в Иерусалиме палестры, (места для спортивных соревнований), принимает участие в торжествах в честь Геркулеса, что вызывает ропот у людей благочестивых. Все древние спортивные игры посвящались богам, и участие в этих состязаниях было формой почитания языческих богов. Соответственно, для человека, который от всякого идолослужения старается отказаться, участие в этих играх неприемлемо. Однако, не участвовать в них тоже невозможно, потому что участие в спортивных состязаниях есть проявление лояльности гражданской. Участие в играх это честь. Если в них не участвовать, то значит, быть в подозрении, быть врагом общественного порядка, понести наказание, исключить себя из жизни общества. Так как во всех состязаниях люди участвовали обнаженными, иудеи стали подвергаться осмеянию со стороны греков, некоторые стали делать себе пластические операции, скрывая следы обрезания. И более того, некоторые переставали обрезывать детей, чтобы не было препятствий для их карьеры.


...Реформы Ясона нашли поддержку в народе. Еврейские юноши во что бы то ни стало хотели появляться в модном месте – гимнасии, где и тренировались совершенно нагими, надев на себя лишь греческие шляпы. При этом они стремились скрыть следы обрезания – знака Завета, заключенного с Богом, – и даже каким-то образом вновь “делали себя необрезанными”.


Евреи сопротивлялись, и однажды формы эллинизации превратились в прямо насильственные:

...Униженный Антиох подступил к Иерусалиму, умертвил тысячи мужчин и женщин, осквернил и разграбил храм, присвоил его сокровища, вернул всю полноту власти Менелаю и издал указы о насильственной эллинизации всех евреев. Он повелел посвятить храм Зевсу, построить греческий алтарь на месте старого и заменить обычные жертвоприношения принесением в жертву свиней. Он воспретил соблюдать субботу и другие иудейские праздники, объявив обрезание уголовным преступлением. По всей Иудее была запрещена старая религия и ее обряды, а неучастие в греческом ритуале каралось смертной казнью. Любой еврей, отказывавшийся есть свинину или уличенный в хранении книг Закона, подвергался тюремному заключению или казни, а книга, где бы она ни была найдена, подлежала сожжению.


Восстание Бар-Кохбы произошло в 132-136 годах по Р.Хр., значит, родился он ориентировочно в 80-90 гг., следовательно, его дядю отделяет от апостола одно-два поколения:

Против такой примиренческой позиции выступил рабби Элазар из Модиина (считающийся дядей самого Бар-Кохбы). Он утверждал, что еврей скрывший следы обрезания с помощью пластической операции, нарушает завет Авраама и за это лишается своей доли в будущем мире. «Рабби Элазар из Модиина говорил: Нет доли в будущем мире у того, кто оскверняет святость жертвоприношений, пренебрегает праздниками, публично оскорбляет ближнего, нарушает завет, заключенный с отцом нашим Авраамом, и произвольно толкует Учение, хотя бы у него были заслуги – изучение Торы и добрые дела» (Мишна, Авот, 3, 11).
Об этом же говорится и в Тосефте (Шабат, 15, 9): «Натянувший крайнюю плоть, чтобы скрыть следы обрезания должен быть обрезан (снова). Рабби Йеуда говорит: натянувший не должен быть обрезан, ибо это опасно. Сказали ему: Многие сделали повторное обрезание в дни Бен-Козивы, и были у них дети, и не умерли».


Так что стать вновь необрезанным возможно и теоретически и практически.


Призван ли кто обрезанным, μὴ ἐπισπάσθω; призван ли кто необрезанным, не обрезывайся.
Обрезание ничто и необрезание ничто, но [все] в соблюдении заповедей Божиих.
Каждый оставайся в том звании, в котором призван. (1Кор.7:18-20)

Какая нужда еврею в раннехристианской среде скрывать свое прошлое иудейство? Было бы странно, если он, будучи евреем не оказывался бы обрезанным иудеем. Поэтому цель, очевидно, иная.

Под περιτομη и ακροβυστια понимались не только, буквальные «обрезание» и «необрезание», но и метафорические «иудейский мир» и «остальной». Восстанавливая свою крайнюю плоть, еврей отказывался от иудейства и становился «как все».
Вероятнее всего, бывшие иудеи так проникались идеей универсальности христианства, что решали становиться «как все». Для апостола же иудейство игнорируемо настолько, что из него даже нет нужды уходить. Его уже нет, чтобы из него можно было уйти.

Есть впечатление, что апостол предупреждает и от увлечения идеей «универсальности» («необрезание – ничто»), обращаясь, как представляется, к тем, кто стремился больше уйти из иудейства, чем прийти в христианство.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments