agias_grafas (agias_grafas) wrote,
agias_grafas
agias_grafas

Categories:

игра в кости

Переводчик Златоуста за что-то обидел шахматы:

"Всяким", – говорит, – "ветром учения, по лукавству (kubeia) человеков, по хитрому искусству обольщения". Kubeutai – так называются занимающиеся шахматной игрой. Это бывают люди хитрые, так как они обыкновенно выбирают для себя людей простых. И они-то все передвигают и переставляют. (Апостол) коснулся здесь мирских обычаев.

Речь об этом стихе:

дабы мы не были более младенцами, колеблющимися и увлекающимися всяким ветром учения, по лукавству человеков, по хитрому искусству обольщения, (Еф.4:14)

ἵνα μηκέτι ὦμεν νήπιοι, κλυδωνιζόμενοι καὶ περιφερόμενοι παντὶ ἀνέμῳ τῆς διδασκαλίας ἐν τῇ κυβείᾳ τῶν ἀνθρώπων ἐν πανουργίᾳ πρὸς τὴν μεθοδείαν τῆς πλάνης,

Κυβεια – это игра в кости. «Кюбия» если читать по эразмову чтению. «Кубия», если огрубить – «игра с кубиками». Несколько отличалась от нынешней: использовалось три кубика, не всегда очки шли от одного до шести, иногда оставались пустые грани. Четкие правила тогдашних игр в кости, как пишут, не сохранились.



Была даже такая, характеризующая азартных людей, поговорка:
Ἢ τρὶς ἕξ, ἢ τρεῖς κύβοι – «Или три шестерки, или три кубика (единицы)» (наше «или все, или ничего») – одно очко называлось «кубиком», логично предположить, что обозначения единички на этой грани не было.

Так как азартные игры на деньги часто связаны с обманом, то это слово нередко имеет семантический оттенок нашего «шулерства». Появляющиеся еретики сравниваются апостолом с завсегдатаями игорных заведений, по обыкновению, ищущими свою добычу в лице простачков.


Но у нас, как представляется, вновь тот случай, когда слово оказывается шкатулкой со вторым дном.
В переводе это незаметно, но в оригинале очевидно, что апостол использует образ морского путешествия:

κλυδωνιζόμενοι, καὶ περιφερόμενοι παντὶ ἀνέμῳ
колеблющимися и увлекающимися всяким ветром

Первое слово означает морское волнение, второе с широким семантическим рядом, букв. означающее: «кругом» + «носиться». Получаем образ корабля во время качки, носимого ветрами из стороны в сторону.

И вот, что примечательно: управление кораблем называлось κυβερνησις – это слово, конечно, длиннее, чем наша κυβεια, но для игры слов их схожести достаточно. Плюс эта краткость дает дополнительно пренебрежительный оттенок: кюбернисис и кюбия.

Получаем:

чтобы мы уже не были младенцами, словно на корабле в шторм, носимые разными ветрами, на корабле, где рулевой – человек и человек ненадежный – игрок, привыкший обманывать, любящий риск и случайность, для которого религия – это «угадайка» – человек, играющий с тем, с чем не играют.

Интерпретировать можно по-разному, но общая канва, думаю, будет такой.

Оригинальная «кюбия» стиха означала «шулерство», в игре же слов она уже даст, надеюсь, не слишком неожиданно для читателя, еще и семантику риска/случайности/угадывания (риском «кюбия» тоже богата – есть контексты, когда военачальники сравнивают рискованную битву с игрой в кости).
Объяснение игры слов – занятие неблагодарное, сродни объяснению анекдота. Именно поэтому, как представляется, в толкованиях часто опускался ее разбор.


Нашелся интересный контекст у Оригена в его толкованиях на Псалмы:

Εἰ δέ τις τοῦ βοῤῥᾶ καὶ τῆς θαλάσσης ἀπήλλακται, οὗτος ἐν ἀληθέσι δόγμασιν ὢν, οὐκέτι περιφέρεται παντὶ ἀνέμῳ διδασκαλίας, οὐδὲ περὶ τὴν πίστιν ναυαγεῖ, κυβέρνησιν θείαν κτησάμενος διὰ τῆς χάριτος τοῦ Χριστοῦ.

Если же кто удалился от ветров и штормов, тот пребывает в истинных догматах и уже не «увлекается всяким ветром учения» и не «тонет в вере (у веры)», так как получил управление своего корабля Богом – через благодать Христа.

Конечно, это косвенное доказательство, что не только мы видим эту игру слов. Если бы второго апостольского морского образа, образа кораблекрушения, не было, то можно было бы утверждать наверняка, но вторая цитация мешает это сделать.
Ориген, в таком случае, досказывает идею стиха апостола: на верном корабле у штурвала как будто никого и нет.

Там же, в TLG, наткнулся на сборник сентенций анонимного авторства – сборник поэтических выражений для описания чего-либо. В главе «Что есть корабль?» кроме ἀθεμελίωτος οἰκία – «без фундамента дом», ἀνέμων παίγνιον – «ветров забава», πελάγιος ἵππος – «конь морской» и прочих, есть еще κυβικὴ σανίς – «игральная доска».

В каком смысле корабль – доска для игры в кости? Не совсем понятно.
Возможно, в том, что в азарте игры доски могли передвигаться, как палуба при качке. Хотя, по логике, если игра честная, то доска должна находиться в покое. Возможно, вновь речь о нечестной игре и различных ее приемах.
Или: на палубе во время сильной качки можно было играть в кости, не бросая их – они перекатывались сами? Как будто это вероятней.
Очевидно, что в это поэтическое выражение заложена идея случайности морского путешествия – будет ли погода или будет штиль или шторм – с морем не угадаешь.

Быть может, это выражение косвенно повлияло на рождение метафоры стиха. Как говорится, «существует ненулевая вероятность этого».


Переводы (почти всегда), перевод толкований (зачастую), оригиналы толкований (тоже нередко) – не могут передать игры слов и открыть второе дно у шкатулок слов. Хотя бы поэтому – и интересно и важно чтение оригинала. Любой автор любых времен пишет еще и между строк, а во времена, когда риторика считалась считалась одним из важнейших искусств, автор текста просто не мог не использовать такой прием игры слов, спрятанных смыслов.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments