agias_grafas (agias_grafas) wrote,
agias_grafas
agias_grafas

Categories:

два крыла

Дополнительные примеры к текстам верхнего поста. Винегрет из примеров.



Итак, некоторые цивилизации выбрали «нет», насколько это возможно, иные, аналогично, выбрали «да». Такую ясную картину мы увидим, если поднимемся над конечностью на воздушном шаре и взглянем на нее целиком. Опустившись ниже, мы обнаружим, что все гораздо сложнее, и порой нет-αιρετοικи понимают в «да», больше, чем да-αιρετοικи. А последние, например, умеют изменять своей динамике покоем наркотического расслабления. В 90-х местную мечеть называли местом любителей покурить.

Тем и хороша картина с высоты птичьего полета, что позволяет избегать ошибок. Хотя бы очевидных.
Кстати, с высоты космической заметна замечательная иллюстрация для нашего текста. Даже с нее мы можем разглядеть «Великую Китайскую стену». У которой не так давно родилась ее виртуальная сестра-близняшка – «Great Firewall of China» – забанившая в Китае Google.

Этот блог злоупотребляет частотой использования образа окружности, но до чего же он хорош. Ведь ребята, выбравшие «да», избрали эксплозивную энергию площади нашей окружности, а ребята, выбравшие «нет» полюбили оформленность ее линии. Выбрали пусть псевдо-λογοσность, искаженную, но все же в какой-то степени логосность. Линия окружности ограничивает ее площадь! Вспомним имя двоюродного брата греческого λογος-а – ορος – «граница».
Отсюда тяга нет-αιρεσισа к огороженности, которая у китайцев выразилась и реальной каменной стеной и виртуальной «огненной». У японцев идеологией «страны на цепи», когда государство устроило себе двухвековую «самоизоляцию». Низкой экспансивностью вовне этих стран в принципе.

Возможно, стоит вспомнить о географическом расположении высочайшей горы – Эвереста (тоже ορος-а) и любовь японцев к Фудзияме.


Хорошей иллюстрацией для библии нет-αιρεσισа будет картина «инь-янь»: в этой паре первенствует «мрак-инь», «свет-янь» следует после. Прямо как в азиатской игре «Го», в которой первыми ходят черные. Или в «Рэндзю», где так же первый ход за черным камнем. Абзац краток, но этот пример крайне важен. В этом списке примеров, возможно, важнейший.


Третий в человеческой триаде – ребенок. Почему да-αιρετοικи имеют к нему самый разный интерес – как и естественный («Как сказал пророк Мухаммад: погладить голову ребенка – это огромное благо, саваб большой» – кстати, возможно, это чья-то самодеятельность, но все равно показательная) так и просто отвратительный («женщины для детей, мальчики для удовольствия»). – Впрочем, это тот случай, когда нельзя использовать даже максимально негативную характеристику.

Non-theisтичному же ориентанту малоинтересно это прыгуче-скакуче-вопиючее актуализационное воплощение – ребенок. Отсюда совершенно неукладывающиеся в голове эксперименты с рождаемостью, когда законодательно семье запрещалось иметь второго ребенка. Отсюда согласие с такой, для нас, едва ли не инфернальной, законодательной деятельностью.
На справедливый вопрос «почему же так высока численность этих цивилизаций?» можно ответить по-разному. Быть может, верен один ответ, быть может оба. Первый: ориентация на «нет» – это ориентация на множественность, на дробность. Второй: это может быть тот случай, когда системный костер «нет» оказался засвечен несистемным сполохом «да».

В статье о демографических проблемах в Японии наткнулся на любопытный для этой темы фрагмент:

Ни в одной стране мира переход к обществу с низкой рождаемостью и низкой смертностью не произошел с такой скоростью, как в Японии. При этом правительство не прибегало ни к каким запретительным мерам (как это произошло впоследствии в Китае), дискриминации многодетных семей тоже не проводилось. Управление репродуктивным поведением населения ограничивалось словесным воздействием, своего рода лингвистическим программированием.


Акт – шаг. Отсюда, как уже говорилось, еще в текстах верхнего поста, явление «ножек-лотосов». Когда ступня изменялась так, что женщина просто теряла возможность нормально передвигаться. Нечто аналогичное, но, конечно, лайтовое:

У японок сложилось так, что, ходя в «кимоно» на фестивалях и праздниках, удобнее передвигаться, немного косолапя. Но современные девушки в повседневной жизни стараются специально немного криво передвигаться, из-за чего многие иностранцы думают, что у всех японок кривые ноги. Я согласен, смотрится это нелепо и, вообще, бессмысленно, но тамошняя молодежь считает это безумно милым.

Думаю, что если кимоно и играет роль, то второстепенную. А вообще удивительно: нелинейность даже в линейном процессе. Нелинейная кривизна в линейном пути.


Да-αιρεσις нелинейностью пренебрегает. Его пути прямые, без изгибов, без извивов – и да, зачастую без извилин. Как будто в современности особенно. И это не оскорбление, это даже в какой-то степени зависть. Пока ты размышляешь, сомневаешься, он уже – нет, не говорит, он уже уверенно провещал, а теперь делает и даже созидает. Эта простотность идет рука об руку с деятельностью, простота и акт стоят рядышком. Впрочем, почему стоят – идут. И, в конце концов, «чтобы умным быть – много ума не надо», искусство сочетать ум и простоту. Или даже ум и глупость.

В татарском языке есть слово, надо полагать, известное – «алга» – «вперед», а в местном юморе есть известная шутка с ним: «Как по-татарски будет «вперед»? – Алга. – А «назад»? – У татар нет слова «назад», если нам надо, мы разворачиваемся и алга!». Все тот же актуализационный вектор, архитектурным воплощением которого в религиозном кристалле соляного раствора жизни оказывается минарет. В сети можно найти видео, в котором табун выстроили в виде этих четырех букв, сняв это «лошадиное слово» с коптера.

И да, вновь лошади, вновь скорость. Это, конечно – слава Богу – не арабские скакуны, но тоже крепкие лошадки. Да-αιρεσις выбрал «да», выбрал бытие, выбрал витальность, а, как пример, этимология греч. βιος-жизнь «cognate with Old English cwic (English quick)» – «родственна английскому quick-быстрый».

Он настолько ассоциирован с жизнью, что вероотступник может понести лишь одно наказание – смертная казнь. Несколько лет назад в исламском мире случился скандал: значимый современный богослов заявил, что одна из важнейших причин почему ислам стал мировой религией и почему мусульман на планете в принципе много – казнь для отступника. Вот она «детская простота». Конечно, раздались голоса тех, что посообразительней, мол богослова неправильно поняли, да, такое есть, но оно вторично, и вообще дедушка старенький. Дедушка же ответил в том смысле, что он сказал то, что хотел сказать, и не больше и не меньше. Спасибо ему за прямоту.


И да, если о мраке «инь» тут что-то и скажут положительное (например, в суффизме), то он будет исключительно вторичен и третичен по отношению к свету. Потому что белизну здесь любят. Любят чистоту!

Внутреннее убранство турецких бань всегда было роскошным, ибо ещё пророк Мухаммед объявил поход в баню обязательным, говоря «Чистота – половина веры» (Муслим, Тахарет, 1).

Отсюда эти множественные правила по поддержанию чистоты. – Ведь она сестра линейной простоты. Вспомним даже Евангелие: «если око твое будет просто, то и все тело твое будет светло». Απλοτης переводится именно так, но синодальный текст, как представляется, не погрешил, выбрав вместо «простоты» «чистоту».
Кстати, глагол απλοω означает «распластывать, расплющивать», простота родственна плоскости («плоская шутка»). Продолжим неожиданно, платоническо-гностическими «Халдейскими оракулами»: «пневмы своей не марай и не делай плоскость объемом!». Плоскость и чистота! И πνευμα!


Субъективно впечатлил такой пример. В мусульманстве, даже поволожском, собака является нечистым животным. Как будто сразу после свиньи (но могу ошибаться).

«Награда за добрые дела того человека, который держит собаку, ежедневно уменьшается на два къирата, если только он не держит её для охоты или охраны скота» (Бухари, Муслим).

«Поистине, ангелы не входят в дом, в котором находится собака» (Бухари).

И при этом:

...Борзые (салюки, слюги, тазы) у принявших ислам народов удивительное исключение из общих правил. Эти собаки нечистыми не считаются – их и в дом запустить можно и омовения после прикосновения к нем (даже к пасти) не требуется.

...Собственно, они и не считались собаками, «нечистыми животными». Борзые, как и ловчие соколы и породистые лошади были даром Аллаха. По отношению к борзым не употреблялось обращение «аль кальб» – «собака», их называли «аль хур» – «чистый, благородный».

Это действительно удивительно (живу в Татарстане). Я бы удивился уже тому, что ее впускают в дом. Но, оказывается, после прикосновения к ней можно даже омываться. Более того, ее слюна не оскверняет мусульманина, хотя:

 «Посуду, которую облизала собака, следует мыть семь раз, и первый раз (или последний) – землей».


Такая исключительная любовь к скорости, что нечистое животное, обладающее ей, становится чистым.

«Хороший сокол, быстрая собака и благородный конь дороже, чем двадцать жен».


Но чересчур заточенный вектор к жизни убивает, свист этой стрелы однажды оказывается последним, что ты слышишь в своей жизни, этот полет Икара к солнцу всегда заканчивается в море. Поэтому вектор должен быть рассеян – особенно если ты собираешься создать мировую религию, а не сгореть фанатиком. Да и глина человеческого сердца ожесточается под копытами этого коня.

«Красный цвет нежелателен. Негативно относятся в исламе к наряду, составленному только из красных вещей. В хадисе от Анаса говорится: «Посланник Аллаха (мир ему и благословения Аллаха) запрещал нам красный аль-маясар» (аль-Бухари 5849, Муслим 2066). Однако «аль-маясар» — это подстилка, которую стелили на верховых животных иноверцы. Вряд ли можно относить это упоминание ко всем вещам красного цвета. Но тем не менее мусульмане избегают носить наряды, полностью составленные из вещей красного цвета. Мол, это не только сомнительный цвет, привлекающий нежелательное внимание, но он еще и женский. А еще красное носят неверные. Это любимый цвет богатых людей иной веры, например жителей Запада.»

Есть разные мнения, но, в сухом остатке, красного цвета стараются избегать.

Чуть ранее здесь писалось о том, что в XX-ом столетии русский πνευμοцентризм – здравый и прекрасный! – затягивали полотнищем савана красного цвета.
Языки Пламени заливали – когда красной краской, когда красной кровью.
Вместо весенне-летнего Праздника Духа – маёвки. Мир-труд-май.
Вместо Духа, вместо Единства – communication – коммунизм. Объединяловка.
Едва ли не всю планету заразили им, разменяв миллион по рублю.
Самое странное и дрянное – то, что обертка атеистичная, а на деле время-то чрезверное, заверенное, перевернутое. Объявили в стране безбожие, залили страну цветом акта и цветом веры, пожгли эти цветы в мартеновских печах. Выверив себя, отбив орган веры, так что через шестьдесят лет пели: «и как нам хочется верить, да не ведаем чем».

Псевдо-πνευμο-центризм ислама как будто аналогично должен быть ориентирован на актуализационно красное и горящее. Но нет, эти ребята хорошо понимают, что выгореть можно легко. Во втором сезоне The Boys исламисты подбирают девиз для своего супер-героя и все варианты «огненные», тем более что «супер-сила» героя в способности воспламенять окружающее. Сериал фантастический (отчасти), и эта сцена тоже фантастическая. Нет в исламе системного интереса к огню и его цветовым оттенкам. Потому что как бы ты не пренебрегал нелинейностью мышления, но она прекрасно срабатывает тогда, когда тебе начинает по-настоящему хотеться жить. Впрочем, порой такая логика не срабатывает, и мы вновь слышим оглушительное Credo исламской эксплозии.
Примечательно, что окончательный удар по экономике Советского Союза нанесла ваххабитская мекканская Саудия, обрушив цены на нефть. И вновь да, парность белизны и черноты? Люди в белых одеждах, с накрахмаленным головным убором, семикратно омывающие слюну собаки, выкачивают из недр земли черную и густую субстанцию и живут за счет нее. Тоже интересная тема, ведь многие мусульманские страны богаты ей. Да что далеко искать, нефтекачалка от меня в паре километров.

Этот вектор рассеивается и каллиграфией и орнаментальным богатством (скорее, даже вязнет в них), а в татарских реалиях ислючительной мелодичностью музыки.


Первые очевидные ростки этих не по-доброму красных русских маков проросли с появлением старообрядчества. У о. Александра Шмемана есть замечательный ответ на письмо Солженицына, который испытывал симпатию к старообрядчеству и утверждал, что «в России староверческой ленинская революция была бы невозможна». Отец Александр называет старообрядчество «первым явлением в России «идеологизма». Он пишет:

...И в истории русского сознания старообрядчество можно определить как первое явление того идеологизма, которому суждено было стать одним из самых роковых факторов всей дальнейшей русской истории. Идеологизмом я называю сам факт плененности и одержимости сознания идеологией, сущность которой всегда в сочетании отвлеченной и утопической идейной схемы с абсолютной верой в ее практическую «спасительность» и с фанатическим волевым подчинением ей действительности.

...И все же именно Церковь и только Церковь оказалась силой, способной противостоять разгулу и торжеству сатанинской идеологии. Она одна не рухнула в страшном, по своей быстроте, крушении Империи. Гонимая, загнанная, разлагаемая и отравляемая беспрестанным давлением, контролем, предательством, ложью, одна она, по свидетельству самого Солженицына, оказалась не падшей в страшном падении России.

Ленинская идеология едва ли последняя версия «идеологизма», этой обожженой обезбоженной веры, но, очевидно, что она была какой-то точкой невозврата. После этого удара под дых мы еще долго не сможем отдышаться, если сможем вообще. Красная подушка XVII-го века и красная простыня XX-го – это не один комплект белья, но шили их в одной мастерской.


Есть мнение, что Петров-Водкин написал свою известную картину, вдохновленный старообрядческой иконописью:

...Ветковские искусствоведы связывают этот образ с красным конем Петрова-Водкина, ведь когда известному советскому живописцу было 12 лет, он учился в Хвалынке, в иконописной мастерской, где и видел старообрядческие иконы, в том числе и Михаила воеводу на красном коне", - отмечает искусствовед. Архангел Михаил в ветковской традиции всегда изображается верхом на красном крылатом коне. Алый конь - это символ всепобеждающего добра над мировым злом. "Вероятно, в памяти Петрова-Водкина, когда она писал "Купание Красного коня", и возникли эти старообрядческие красные кони", - говорит искусствовед.


Ветковская и невьяновская старообрядческие иконы – хорошая иллюстрация для этой темы. Беларусь и Урал – удаленные друг от друга регионы создавали схожие образы:

«Среди всех ветковских образов особое место занимают так называемые огнепальные. Писанные в красных тонах лики архангела Михаила, пророка Ильи, Богородицы и других святых дают, помимо прочего, прямую отсылку к огненной истории ветковских старообрядцев. Во-первых, город был дважды выжжен царскими войсками. Во-вторых, имели место случаи самосожжения непокорных реформам Никона. Между тем никто не отменял и «адового огня», который ждал тех, кого насильно перекрестят по-новому обряду.»

Уральское старообрядчество не подвергалось таким репрессиям, но:

«У невьянских иконописцев было более 15 названий и оттенков красного цвета.» (!)

Так что тема огня в ветковской иконе едва ли историческая, это, скорее, журналистское упрощение. Ее корни, как представляется, онтологические.


Старообрядчество – сложное явление, но взглянув все с той же высоты и можно и нужно уверенно говорить о нездоровом крене в πνευμο-центризм. Крене здорового πνευμο-центризма. Да даже просто живого!

Вновь бросается в глаза тема чистоты. Старообрядческий культ чистоты – причем, в некоторых деталях совпадающий с мусульманским. Это омывание перед молитвой: «на молитве неочистясь не будь» – тахарат в исламе. Это «подручник», который играет ту же роль, что и мусульманский коврик для молитвы – отсутствие контакта с землей.

Когда-то давно встречался текст, в котором утверждалось, что и евреи и старообрядцы дружат с деньгами потому, что для денег очень важно доверие (для кредита необходимо credo), их общества исторически замкнуты, вне них враждебная среда, члены этих обществ, соответственно, близки друг другу – отсюда и доверие. Думаю, что это так отчасти.

Представляется вероятным, что такая дружба с деньгами – это тот сполох «нет», сполох множественного засвечивающий костер да-ориентации, ориентации-на-одно. (В случае с исламом этой множественностью может быть восточный базар, его страсть торговаться, его пестрота.) Как и интерес к обряду, правилам, ритуалам – ведь это алгоритмы, а алгоритм – это форма (μορφη – кузина λογος-а) процесса. Откуда, например, в системном λογοσοцентризме (тоже псевдо-), в китайском менталитете, очевиден интерес к церемониалу – например, знаменитая «чайная церемония». Даже та же игра «Го» имеет свою церемонию.
Эта же множественность, очевидно, породила течения старообрядчества.


«да» и «нет», которых нет! Двоица с древа познания. Два крыла той бабочки из притчи о счастье, что остаются в ладони, если ее поймать. В примерах же ее, уставшие от удачи, ловцы.

Subscribe

  • свиток

    ἀπεκρίθησαν αὐτῷ οἱ Ἰουδαῖοι, Περὶ καλοῦ ἔργου οὐ λιθάζομέν σε ἀλλὰ περὶ βλασφημίας, καὶ ὅτι σὺ ἄνθρωπος ὢν ποιεῖς σεαυτὸν θεόν. (Jn.10:33)…

  • пара стихов

    Пара стихов: один из Деяний, описывающий защиту ап. Павла, другой из послания ап. Петра, о посланиях ап. Павла. ὁ δὲ Ἀγρίππας πρὸς τὸν Παῦλον,…

  • арсис

    Продолжением предыдущего текста. Тема текста неприличная, не под благочестивое настроение, скажем так. Если буду печатать тексты, то, возможно, его…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments